Сегодня мы предлагаем взглянуть на неё глазами Михаила Бычковского – параспортсмена, многократного чемпиона страны по параплаванию, победителя чемпионатов Казахстана по танцам на колясках 2018 и 2019 года. Как и у многих людей с ампутированными конечностями, история Михаила разделилась на “до” и “после” после аварии и произошло это 21 год назад. Михаил не сдался перед трудностями и научился жить в новой для себя реальности, сохранив активность и подавая пример другим людям, попавшим в трудную ситуацию.

Михаил, занимаетесь ли вы сейчас тренировками, ведь Чемпионат РК по танцам на колясках должен был состояться ещё в марте, но из-за пандемии перенесён на неопределённый срок?

– Залы закрыты, поэтому остаётся только поддерживать физическую форму, хотя я очень надеюсь принять участие в третьем для себя чемпионате страны. Также я регулярно бегаю, а ещё у меня есть планы объехать весь Казахстан на велотандемах с командой “Спорт без границ”. Это такой инклюзивный проект, в котором примут участие и спортсмены с ограниченными возможностями, и полностью здоровые атлеты. Ориентировочно проведение велопробега намечено на 10 августа – 10 сентября, но, конечно, если в этот график не внесёт свои коррективы коронавирус.

– Михаил, у нас до сих пор бытует мнение, что первый протез у человека должен быть не важно какого качества, так как он все равно учебно-лечебный, хотя в мире такой подход не применяют уже много лет. Как вы считаете, какого уровня должно быть первое изделие?

– На своём опыте могу сказать, а у меня были и деревянные, и шинно-кожаные и всякие разные протезы, что качественный и современный протез, конечно же, имеет огромное значение. Хороший протез – это и комфорт, и ощущение уверенности, правильная походка, возможность вести активный образ жизни. Знаете, когда человек использует современный протез, в котором воплощены все достижения технологий, то и окружающие его воспринимают не как инвалида, а как киборга. Я, например, в спорте с 2000 года, и сменить протезов пришлось немало. И только в последние годы я использую хороший протез с преимущественно германскими составляющими. Для того, чтобы получить его я обращался с заявлением в Управление координации занятости и соцпрограмм, объяснял, какой протез мне нужен, мотивировал необходимость технологичного протеза своей высокой активностью и, в конце концов, такой государство мне выделило.

Михаил Бычковский
Фото из личного архива

– То есть проблема не в том, что у нас нет современных протезов, а в том, что не всем они положены?

– Да, это одна из основных проблем. Конечно, мой нынешний протез намного дороже обычного, но он же и долговечнее. Я смогу им пользоваться в течение пяти лет, а протезы устаревших модификация при активном образе жизни могут за год прийти в негодность. Нам положен ремонт за счёт государства раз в год, но этот срок протезы не доживают.

Как и сотни других пациентов, я получаю свои протезы и профессиональную помощь через Республиканский протезно-ортопедический центр – РПОЦ. Он обслуживает многие регионы страны, а сам я родом из Уральска, но в последние несколько лет живу в Алматы и обслуживаюсь в РПОЦ в г. Алматы где есть отличные специалисты с огромным стажем и опытом работы. Например, наверное, лучший врач-протезист Казахстана Евгения Павловна Попкова, чей опыт работы более 40 лет. А первый мой хороший протез мне делал Андрей Дмитриевич Коржиков, сейчас он вице-президент Республиканского протезно-ортопедического центра. И тогда я впервые за много лет почувствовал свою новую походку. Насколько я понимаю, специалисты РПОЦ способны работать с протезом любого уровня сложности, по самым новейшим технологиям, но центр является исполнителем госзаказа и должен изготавливать то изделие, которое указано в направлении пациента. А в этих самых направлениях чаще всего стоят протезы простейших технологий, и все здесь упирается в вопросы финансирования.

– А как вы оцениваете такое новшество, направленное на совершенствование механизмов поддержки пациентов, как Портал социальных услуг, на котором казахстанцы с ограниченными возможностями могут сами выбирать и приобретать необходимые технические устройства и протезы за счёт бюджета?

– Сам я еще не пробовал пользоваться этим порталом, так как потерял свою цифровую подпись. И это, кстати, тоже неудобство, ведь не все в Казахстане такую подпись имеют. Но я слышал отзывы от своих друзей и знакомых, которые уже заходили на портал. В основном отзывы о том, что портал пока недоработан, не всё в нём учтено и многое неудобно. Позитивных отзывов пока не было.

– Что ещё на ваш взгляд требует улучшения в системе поддержке казахстанцев с ампутированными конечностями?

– Думаю, надо улучшать и налаживать процесс реабилитации. В том же РПОЦ есть реабилитационные отделения, и там мне когда-то назначали целый комплекс реабилитационных мер – прогревание, массажи, гимнастику и так далее. Но в идеале одного пациента специалист должен постоянно «вести» через все этапы. И такая практика есть в мире. Ведь очень важно научиться правильно ходить на протезе. Даже если он тысячу раз современный и технологичный, если правильно не объяснить человеку, как им пользоваться, ему будет некомфортно. И я знаю такие случаи, когда отличный протез стоит в углу, так как человеку больно, неудобно, некомфортно. Когда я попал в аварию и потерял ногу выше колена, я был подростком 13 лет. И мне самому много раз хотелось сдаться, а свой протез, тогда правда далеко не такой хороший, как многие получают сейчас, я отбрасывал, плакал. Но потом снова пробовал, так как другого выхода у меня не было. И пробовал неправильно, так как не учился ходить на протезе, а просто таскал его за собой. Но потом оказалось, что весь процесс привыкания и осваивания протеза может быть гораздо менее травматичным, если обладать нужными знаниями, если тебе помогают овладеть нужными навыками. Я эти знания годами впитывал от более опытных людей, искал в Интернете, получал от специалистов, с которыми посчастливилось встретиться. И если бы я сейчас с позиции своего нынешнего опыта обучал себя же 20-летней давности, то смог бы избежать многих ошибок, включая искривление позвоночника, которое я тогда “заработал”.

Михаил Бычковский
Фото из личного архива

– А сейчас ваш опыт, наверняка, был бы полезен другим. Почему же нельзя поставить всё это на некие системные рельсы, чтобы государство оплачивало вашу, либо специалистам РПОЦ эту работу, и люди, впервые столкнувшиеся с проблемой, получали весь объём необходимой помощи и поддержки на постоянной основе?

– Честно говоря, я не знаю всю эту кухню тендеров и госзаказов, и как там можно что-то изменить в лучшую сторону. Что касается коммерческой основы, то люди с инвалидностью живут на очень скромное пособие и сами в большинстве случаев, позволить себе оплату занятий не могут. А опытом и знаниями я, конечно, делюсь со всеми, кто попадает в круг моего общения с подобными проблемами. Тут знаете, даже характер травмы имеет значения, так как человек с протезом голени уже не сможет так эффективно делиться своим опытом и навыками, скажем, с человеком с протезом бедра. Но в целом обратить внимание на проблему более системной и длительной реабилитации пациентов с протезами, безусловно, необходимо, тем более специалисты, как я уже говорил, у нас есть.