Фильмы Голливуда стали выходить в прокат на казахском языке только с 2011 года, и первым проектом стал мультфильм «Тачки 2». На дубляж одного фильма уходит в среднем 15 миллионов тенге. А окупаются ли такие проекты — неизвестно. Картины создаются с помощью дубляжных студий Астаны и Алматы, ассоциации «Болашак», компании «Меломан» и работы многочисленных актеров. The Village поговорил с актерами дубляжа о том, насколько легко адаптировать шутки на казахский, почему зритель предпочитает фильмы на русском и как можно подготовить голос к пению и крику заранее.

Актер
Сурет:

Назерке Серикболова: https://vimeo.com/253576903

Впервые попробовала себя в дубляже в 2015 году для фильма «Золушка». Педагог по сценречи порекомендовала режиссеру Айжан Кажейкызы меня и однокурсницу. Нас пригласили на кастинг, где мы записали несколько диалогов, которые потом отправили в студию Disney. Ответ пришлось ждать около недели — по результатам кастинга мне досталась роль Дризеллы.

После завершения этого проекта меня стали чаще приглашать на дубляж. Так, я озвучила Алису в «Алиса в Зазеркалье», Анну в «Холодном сердце», Моану, Белль в «Красавице и чудовище», Лоурен в «Валериане», ЭмДжей в «Возвращении Человека паука» и Рапунцель.

Кастинг на каждый фильм проходит по одному сценарию: записываешь короткий эпизод фильма и ждешь ответа: где-то — неделю, где-то — две. Результаты прослушивания «Моаны», например, были только через месяц.

Актер

Самый крупный проект — мультфильм «Моана». Это было заметно уже на кастинге, так как участвовало много претенденток — озвучивать хотели как певицы, так и актрисы. Из-за такого количества пришлось устраивать кастинг в два этапа: сначала понравившиеся голоса выбирали в Aray Media Group в Астане, а записи финалисток затем отправляли в Disney. Помимо чтения отрывка из мультфильма, я исполнила часть песни. Я ни на что не рассчитывала, но в итоге прошла и начала работу над дубляжем.

Мне нравится озвучивать энергичных и озорных героинь, даже в театре я стараюсь играть неспокойных и динамичных персонажей. С Моаной было сложно и одновременно интересно, потому что приходилось было много петь. Героиня постоянно попадала в передряги, поэтому эмоции менялись ежесекундно и выражались очень ярко. Был момент, когда Моана прыгает со скалы в воду с протяжным криком. Кричать пришлось и мне. После озвучивания этого эпизода кашель не проходил 15 минут, и это очень сильно повлияло на связки.

Мой голос практически не отличается от персонажей, которых я озвучиваю. В студии ведь выбирают голоса, которые хорошо смогут уловить эмоции персонажей. При дубляже режиссер советует не подстраиваться под голоса оригинальных актрис. Когда пародируешь Голливуд, чувствуется фальшь и теряется характер. А дублировать — не просто читать текст: в студии ты кричишь, плачешь и громко смеешься — нужно приложить усилия, чтобы все эмоции и чувства персонажа отражались в голосе.

Айнур Бермухамбетова: Актриса Государственного академического казахского музыкально-драматического театра имени Куанышбаева, https://vimeo.com/253590861

Моя первая крупная роль в озвучивании фильмов была для телеканала «Казахстан» в музыкальном мультфильме «Золушка». Честно говоря, даже не помню, как проходил кастинг на этот проект.

Мне очень хорошо запомнились пробы на роль Каа из мультфильма «Книга джунглей». Меня периодически останавливали и говорили: «Это же голос Скарлетт Йоханссон!». Такие замечания ввели меня в ступор, и я никак не могла начать озвучивать правильно. Потом решила не подстраиваться под голливудскую актрису и говорить так, как чувствую персонаж. В результате — перестала копировать тембр Скарлетт и прошла кастинг.

За это время я успела озвучить Каа в «Книге джунглей», Красную королеву в «Алисе в Зазеркалье», Имельду в «Тайне Коко», тетю Питера в «Возвращении Человека паука», Эльзу в «Холодном сердце», Золушку и матушку Готель в «Рапунцель».

Даже отрицательного персонажа я стараюсь оправдать. Например, я изучила Красную королеву из «Алисы в Зазеркалье». На самом деле не все знают, что злой она стала не по своей воле: Белая королева разбила кружку, не призналась, а обвинили старшую сестру. Ирацибета (Красная королева) пыталась доказать обратное, но и предавать сестру не хотела. В итоге — она выбегает из дворца, поскальзывается и получает травму головы. Голова растет, а тело нет. Ирацибета становится озлобленной и закомплексованной, ведь сестра так и не признала свою вину и не извинилась. Так происходит с любым персонажем — я пытаюсь понять и принять каждого из них. Никогда не делю персонажей по важности в зависимости от того, мультфильм это или художественный фильм, я сопереживаю и живым героям, и рисованным.

У героев есть своя история, и это отражается в их голосе. У Ирацибеты, например, очень властный и крикливый голос, у Каа — завораживающий и таинственный, у Эльзы — сдержанный и сконцентрированный. Я быстро определяю полутона и эмоции персонажей, поэтому переключаться на роль получается легко. Все, что нужно, — изучить сюжет и предысторию. Сейчас провести мини-исследование вообще несложно.

Когда персонаж говорит моим голосом, он не звучит как оригинал. В музыкальных же фильмах моя тональность совпадает с голосом оригинального персонажа, ведь мы поем одну песню. Так произошло в «Тайне Коко», «Холодном сердце», «Золушке», «Рапунцель». Таких правил дубляжа немного. Например, «переход от песни к тексту» и «от текста к песне». То есть персонаж говорит, а затем сразу переходит к песне, и переход должен быть плавным, а грань между песней и словами — незаметной. Бывают исключения, когда персонаж специально подходит к микрофону и начинает петь в него.

Когда я озвучиваю фильм, не слышу свой голос и просто проживаю фильм. Поэтому на премьере даже отрезки с моим голосом вижу будто впервые.

Фильмы с казахским дубляжем должного внимания не получают. Здесь нужна реклама и даже агитация. Например, мультфильм «Тайна Коко» темой семьи очень близок для казахского менталитета. Я бы обязала детей пойти на фильм и освобождала от занятий на один день. Это помогло бы привлечь молодого зрителя. Еще одна проблема — незнание казахского и отсутствие времени у взрослых. В семьях не все говорят на казахском, а если и говорят, то у родителей нет времени сводить ребенка на сеанс. Фильмы на казахском ставят в первой половине дня: в девять или максимум в час, а на вечерний сеанс остаются только фильмы на русском языке.

Олжас Жакыпбек: https://vimeo.com/253577149

Я впервые попробовал себя в дубляже документальных фильмов в 2013 году для Седьмого канала. Затем продолжил озвучивать роли в сериалах и художественных фильмах, известными из них являются роли Волкана в «Запахе клубники», Керима в «1001 ночи» и Ахмеда в «Косем». Иногда приходилось озвучивать нескольких персонажей в одном проекте.

В широком прокате я начал работать вместе с Aray Media Group и озвучил первую роль в «Звездных Войнах. Изгой-1» — Кассиана. Потом занимался дубляжем других героев — Валериана, Гектора в «Тайне Коко» и Кристофа в «Холодном сердце».

С каждым фильмом открываешь новые грани своего голоса. В «Валериане» и «Звездных войнах» я озвучивал военных — они говорят твердо и с некоторой жесткостью, а я по природе своей человек мягкий, поэтому пришлось изменять и выискивать «металл» в голосе.

Когда я пришел на пробы в «Тайну Коко», то твердо решил получить роль. Я с детства люблю музыку, а мультфильм наполнен звучаниями, и именно этим волшебен. Приложил все усилия, чтобы вжиться в роль персонажа, потому что роль Гектора — это не только песни, но и отраженный в голосе авантюризм и хитрость.

Перед тем как приступить к любой роли, мы ищем ее изюминку. Так легче понять эмоции и поступки персонажа. Такие поиски продолжаются час, а иногда и целый день. Я же нашел метод для настройки голоса. Для этого сравниваю роль с животными: некоторые персонажи как петухи — кричат при разговоре, некоторые как змеи — шепчут и шипят. Основная работа в том, чтобы тембр и дикция оставались чистыми, несмотря на разный голос. Всегда ставлю цель — преподнести персонаж лучше оригинальной версии.

У меня есть правила, которые я выработал: вставать заранее и готовиться. Если дубляж начинается в десять утра, то я встаю в шесть и подготавливаю организм на долгую работу. Запись продолжается весь день, а иногда и на протяжении трех-четырех суток. Входишь в студию с режиссером и не замечаешь, как пролетает время, поэтому позавтракать — важно. Нас никогда не ограничивают в действиях, в студии можно хоть сальто крутануть. Главное — выполнять требования режиссера.

Дублирование — работа команды: мы вместе с режиссером адаптируем шутки на казахский язык. Бывает, для комедии используем трендовые слова или темы. Например, в «Тайну Коко» мы добавили «Қалай қарайсың?» — отсылку к песне Ninety one. Еще в мультфильме была реплика: «Түрім қалай? Зың ба?» — отсылка к песне «Зың-зың». Народ такие шутки понимает, поэтому ничего плохого в их добавлении нет.

Результаты дубляжа видишь уже в студии, а на премьере — то, как твоя работа взаимодействовала с работой коллег. На предпоказе всегда чувствую себя странно: ощущаешь огромную ответственность за то, как воспримут не твой продукт. Я всегда наблюдаю за реакцией аудитории: смеялись ли они над шутками, тронули ли их определенные моменты. Стараюсь ходить не только на предпоказы, но и на платные сеансы: получается посмотреть картину два-три раза.

Казахский дубляж стремительно развивается, но не получает должного внимания. Я ходил на «Звездные войны: Изгой-1», а в зале сидело только три человека.

Шахмурат Ордабаев: https://vimeo.com/253577418

Казахский дубляж появился еще в советское время, а после обретения независимости им начали заниматься телеканалы. У такого озвучивания страдало качество из-за нехватки времени и кадров.  Когда узнал о студии в Астане, которая занимается профессиональным дубляжем, решил поучаствовать. Впервые на кастинг пришел в 2015 году на пробы фильма «Звездные войны: Пробуждение силы». Я прождал в очереди с десяти утра до восьми вечера, потому что артистов пришло много. Уходить не стал, ведь участие в масштабном проекте было важно. После оглашения результатов через две недели получил роль Фина — одного из главных персонажей картины.

За три года работы в дубляже успел озвучить 13 картин: «Звездные Войны: Пробуждение силы», « Книга джунглей», «Алиса в зазеркалье», «Моана», «Звездные войны: Изгой-1», «Холодное сердце», «Стражи Галактики 2», «Тачки 3», «Человек паук: Возвращение домой», «Валериан», «Тайна Коко», «Город героев» и «Рапунцель». Помимо озвучивания срежиссировал четыре проекта: «Звездные войны: Изгой-1», «Стражи Галактики 2», «Человек паук: Возвращение домой» и «Тайна Коко».

С ролями мне всегда везет. Я озвучиваю необычных, эмоционально наполненных и многогранных персонажей в каждом фильме. Они не всегда играют главную роль, но являются либо связывающим звеном, либо конфликтом между событиями или главными персонажами.  Мне нравится дублировать широкодиапазонных героев, которые говорят с дефектами или особенностями. Найти эти отличия в разговоре — обязанность самого артиста.

Переключиться на нужную волну несложно. Вся драматургия написана, нарисована и экранизирована. Актерам дубляжа надо лишь следовать нужным эмоциям, не переиграть и не испортить идею. Наша работа — перевести все в понятной и простой форме. А подукрасить и адаптировать под казахоязычного зрителя — нетрудная задача, если ты неравнодушен к делу. Всегда важно прислушиваться к работе коллег, ведь они озвучивают персонажей, которые взаимодействуют с твоим героем. Если послушать его подачу, это способствует логично и верно ответить персонажу.

Хорошее настроение в студии важно, ведь оно помогает настроиться на роль. Нельзя относиться к дублированию как к рутине и приходить в плохом расположении духа. Конечно, профессиональный актер справится с любой задачей. Однако лучше и ярче получится сделать детское кино, мультфильм или комические сцены, если ты счастлив.

Студия Aray Media Group, где проходит дублирование фильмов, имеет сертификат компании «Дисней». «Дисней» следит за секретностью информации, поэтому одно из важных правил — неразглашение информации о драматургических идеях и задумках. В студии есть негласное правило — быть заинтересованным в проекте. Здесь не терпят равнодушие, потому что оно сказывается на работе. Важным также является отсутствие мобильных телефонов во время записи: они отвлекают от процесса. Иногда мы просим не использовать телефоны даже в перерывах, потому что можно залипнуть часами и потерять концентрацию.

Для дублирования я стараюсь использовать специальную одежду — хлопковые вещи, которые не тянутся. Важно, чтобы одежда не шуршала и имела отвороты, куда можно прицепить микрофон. Некоторые фильмы требуют именно этого оборудования.

Процесс дубляжа проходит в несколько этапов. Студия «Дисней» заранее отправляет текст, над которым работают переводчики, редакторы, укладчики текста и режиссер. Работа над адаптацией очень трудоемкая: после перевода и редактирования укладчик подбивает текст под губы персонажа. В студии есть художественный совет, где обсуждаются шутки, брань и цензура. Не все, что звучит на русском или английском, будет успешно звучать и на казахском.

Следующий этап — кастинг, где нужно предложить нескольких артистов для озвучивания. Кандидатуры утверждает сама студия «Дисней». Эта стадия — самая важная, потому что развитие персонажа зависит от актера дубляжа. Компания «Дисней» очень щепетильна в этом вопросе. Работе казахстанских компаний помогает отделение «Дисней Москва». Для каждого проекта приезжают специалисты, которые дают советы. Они рассказывают о собственном опыте: что придумали, как адаптировали и озвучили.

Актеры в процессе озвучивания видят свою работу, но не видят конечного результата. Когда я озвучивал «Звездные войны: Изгой-1», не знал всего проекта. Увидел, что персонажа убивают и очень расстроился. Только на премьере узнал, что он остался жив. Ощущение, когда видишь готовую картину на экране, неописуемо и незабываемо. Поэтому посмотреть картину целиком в кинотеатре крайне важно.

Озвучивание известных актеров ничего не значит, потому что я дублирую персонажа, а не артиста. Хотелось бы попытаться озвучить поющих, романтичных влюбленных — забавных и нелепых, а также чудовищных злодеев. Дубляж картин на казахский язык — великолепное дело. В планах — обучиться особенностям дубляжа и передать знания другим.

Репутация фильмов на казахском подпорчена некачественным дубляжем телеканалов. Возможно, поэтому человек не покупает билеты, думая, что увидит несинхронный дубляж. Если касса предлагает казахский вариант, то люди все равно идут на фильмы на русском языке. Как бы неприятно ни звучало, есть некое стадное чувство, что казахское — значит некачественное. Надеюсь, когда-нибудь это изменится, и залы кинотеатров с фильмами с казахском дубляжем будут заполнены.