Рашид Нугманов
©Kapital.kz

Представитель казахской новой волны в кино Рашид Нугманов получил широкую известность с выходом на экраны его фильмов «Игла» и «Йя-Хха», где главные роли сыграл лидер группы «Кино» («Йя-Хха» – дебют музыканта в кинематографе), кумир миллионов Виктор Цой. Мелькнув ярким метеором, музыкант скончался в возрасте 28 лет в 1990 году после автокатастрофы, а феномен его популярности, усилившийся после трагической гибели Виктора Цоя, до сих пор волнует слушателей – место работы музыканта стало объектом паломничества многочисленных фанатов со всех стран постсоветского пространства.

Не остаются в долгу и другие музыканты, а также режиссеры. К примеру, в казахстанский прокат вышел фильм российского режиссера Кирилла Серебрянникова «Лето», мировая премьера которого состоялась на Каннском фестивале-2018. Фильм снят по мотивам воспоминаний Натальи Науменко – жены Майка Науменко, основателя группы «Зоопарк» и друга Виктора Цоя, кинолента повествует о раннем периоде творчества Виктора Цоя. События разворачиваются в 1981 году, показано становление Ленинградского рок-клуба, запись первого альбома Цоя, а также романтические чувства между Цоем и Натальей.

Рашид Нугманов считает, что создатели этой картины очень хорошо изучили его работы с самим Виктором Цоем в кадре, хотя за сотрудничеством авторы российской картины к казахстанцу не обращались.

«Очевидно, что Кирилл Серебрянников изучал подробно мои фильмы «Йя-Хха» и «Игла», без них невозможно было бы воссоздать более или менее достоверно атмосферу тех лет, что он попытался сделать, и у него получилось. Ну а то, что по ходу дела заражается режиссерскими приемами, операторскими, это естественно и нормально, ничего в этом такого нет. По сюжету показаны ранние дни Цоя, и действительно, у него была некоторая нежность в отношениях с близкими людьми, хотя многие его называли заносчивым, снисходительным. На самом деле у Виктора был ограниченный круг общения, было мало людей, с которыми он общался откровенно, нежно, как показано в фильме. С остальными он мог быть резок, чего в «Лете» мы не увидели», – сказал Рашид Нугманов после предпоказа фильма «Лето» в Алматы.

По мнению казахстанского режиссера, Виктор Цой, сыгранный в работе Кирилла Серебрянникова корейским актером Тео Ю, получился не таким, каким музыкант был в жизни.

«Но видно, что человек тоже изучал мои фильмы, чтобы передать манеру. По «Ассе», где тоже играл Виктор, этого не поймешь. Какие-то повадки, походку ему удалось схватить, перенять физически поведение, как по школе Станиславского, Тео Ю показал себя мастером физических действий», – пояснил Рашид Нугманов.

Короткометражный фильм Рашида Нугманова «Йя-Хха» был снят в 1986 году за пару недель, отображены котельная «Камчатка», ленинградский рок-клуб. Это бессюжетный, скорее документальный, неигровой фильм, главную роль в котором сыграл Виктор Цой.

Легендарный фильм «Игла» снимали в 1988 году в Алматы, Москве и на Аральском море. Премьера киноленты состоялась 16 сентября 1988 года в Алматы. Сам Виктор Цой часто бывал в Казахстане. Дед Виктора по отцу – Цой Сын Дюн, кореец из Казахстана, у которого было четыре сына.

«Виктор Цой полюбил Алматы очень сильно. До «Иглы» он никогда не был в Алматы. Его отец Роберт родился в Кызылорде, потом поехал учиться в Ленинград и там познакомился с будущей мамой Виктора Валентиной Васильевной, и Виктор родился в Ленинграде (ныне – Санкт-Петербург). До 14 лет Виктор приезжал в Кызылорду»,- вспомнил режиссер.

Рашид Нугманов знал музыканта с 1985 года, но наотрез отказывается снять фильм о нем, хотя предложения продолжают поступать.

«Я все время отказываюсь, потому что это было бы то же самое, что снимать фильм о себе. Когда ты слишком хорошо знаешь человека, очень трудно про него что-либо делать. Кто-то будет его изображать, а ты видишь и знаешь, что это все не так, говоришь актеру, как надо изображать, и в какой-то момент ты все равно поймешь, что занимаешься фальшью. Преимущество Серебрянникова в том, что он не знал лично Цоя и смотрел отстраненно. Чтобы сделать хорошее искусство, нужно быть достаточно отстраненным от того, что вы делаете, погружаться в себя, вытаскивать из себя что-то. Я бы не смог, потому что Виктор стоял бы перед глазами», – пояснил Рашид Нугманов.

По его словам, сам Виктор Цой, когда снимался в фильмах, не играл на экране специально. К слову, фишкой режиссеров – представителей новой волны казахского кино была как раз максимальная естественность поведения людей, минимум грима, и все должно было быть натурально.

«У нас был особый стиль работы с Виктором. Я ему сразу сказал с первых дней нашей работы, что не надо ничему учиться, а нужно просто оставаться самим собой. Потому что учиться лицедейству надо 5-6 лет в системе Станиславского, но можно то же самое делать, не обучаясь ни одного дня. Цой был очень органичным, камера его любила, ему подчинялась, он ею владел, и я ему сказал, что он не должен стесняться, а наоборот, забыть все, что есть вокруг, оставаться самим собой, он был интересен. После «Йя-Хха» он снялся в фильме «Конец каникул» в Киеве, и они с Марианной (женой – прим.), посмотрев материал, запретили этот фильм. Потому что они его заставили кого-то играть… Параллельно было снято несколько песен группы «Кино», там Цой вышел нормально. А в драматургической части вот так», – говорит Рашид Нугманов.

Когда началась работа над «Иглой», Цой, по словам Нугманова, играл свободно.

«Он был в роли Моро самим собой и получился таким, как я ему назвал, смесью Джеймса Дина и Брюса Ли. Эти актеры тоже играли самих себя. А теперь представьте: я сейчас позову актера и скажу ему: «Представь себя Виктором, который представляет себя Брюсом Ли и Джеймсом Дином, и при этом всегда остается самим собой». Как ему это сыграть? Можно очень хорошо внешне передать, попросить актера почаще голову правее нагибать, как это делал Виктор, но в итоге это будет ложь», – заключил Рашид Нугманов.

Мировоззрение романтического героя песен «Кино» было созвучно настроениям молодых слушателей поколения 1980-х. Оставленное ими наследие высоко оценивается сегодняшними обозревателями и музыковедами, они считали, что творчество группы поднимает русский рок на новую ступень, ступень мужественной гражданской ответственности.